Вариантов немного: правительство России думает, где ещё взять денег / 12 марта 2019 | Челябинск, Новости дня 12.03.19 | © РИА Новый День

Вариантов немного: правительство России думает, где ещё взять денег Спецпроект РИА Новый День «Экономика для чайников»

Валентина Матвиенко спросила у главы федеральной налоговой службы Михаила Мишустина: где ещё взять денег? Новые поручения президента с повышенными социальными обязательствами потребуют дополнительных средств, но бизнес на этот раз трогать нельзя. Как быть? Объясняет экономист Сергей Ясинский:

«Мишустин ответил: нужно увеличить налогообложение имущества, расширить облагаемую базу подоходного налога, обложить интернет-покупки и прочую экономическую деятельность в интернете.

Его ответ неудивителен. Как налоговик, ничего другого, кроме увеличения сбора налогов, он предложить и не мог. И было бы странно, если бы он начал вдруг выдавать креативные экономические рецепты. Но и Матвиенко ведь понимает, к кому обращается и какого ответа от него можно ждать. Значит, она считает, что только Мишустин сегодня является эффективным добытчиком средств, и ни на какие другие возможности, кроме налоговых, и другие деньги, кроме принадлежащих населению, рассчитывать не стоит.

Действительно, ни президент, ни правительство и никто другой не высказали ни одной идеи о том, как деньги заработать. Они привыкли только получать их. Поэтому и Матвиенко спрашивает именно «где взять» (ответ: в тумбочке). Ну а Мишустин как раз и является ответственным «за взятие денег».

Однако и в рамках своей компетенции он ничего нового не предложил. Всё это уже было высказано и даже как бы уже осуществляется. Поэтому можно сказать, что Матвиенке он не ответил. То есть это было отсутствие ответа в вежливой форме или ответ: не знаю.

Почему так? А потому, что кроме вопроса: где? – есть ещё и вопрос: как? И ответить на него гораздо трудней: это должен быть не формальный, а практически реализуемый ответ. Ведь именно Мишустину придётся всё это делать. Скажешь какую-нибудь глупость, а потом замучаешься пыль глотать. И он предпочёл ограничиться тем, что уже есть.

Вопрос в том, есть ли у населения деньги. Данные Центробанка, конечно, вызывают у Минфина оптимизм: 28,46 триллиона рублей на депозитах частных лиц. Но чьи это деньги? Люди, имеющие банковские накопления, не берут в долг, тем более в микрофинансовых организациях (МФО): положить деньги в банк, допустим, под 7% годовых, и взять кредит под 25% – это надо быть особенным человеком. А сегодняшняя статистика показывает значительный рост количества кредитов, и, значит, это всё люди без накоплений. И только по ипотеке новых кредитов за 2018 годы выдано 1,3 триллиона рублей, а общий долг физических лиц увеличился уже до 15,9 триллиона рублей. Больше половины населения имеет задолженность перед банками и МФО (57%), а число бедных в стране, по данным Росстата, составляет около 20 миллионов человек.

Из этого следует, что суммы на банковских счетах принадлежат не широкой массе населения, а довольно ограниченному кругу лиц, в том числе ограниченному географически: это, прежде всего, население крупных городов, особенно Москвы и Петербурга. Ну, и конечно, это люди, имеющие достаточно значительные доходы, позволяющие откладывать непотраченные деньги.

Кто эти люди? В основном это начальство и их родственники, силовики, связанные с властью бизнесмены – то есть те, у кого ещё сохранились те или иные возможности обогащения. Трогать их активы – значит подрывать основы стабильности режима. Кроме того, имея связи, они в любом случае сумеют защитить свои финансы, в нужный момент, сняв их со счетов, и в результате пострадают только банки, которые лишатся этих средств. В бюджет эти деньги всё равно не попадут.

Остальное население в своём большинстве резервов не имеет. Можно сколько угодно увеличивать налогооблагаемую базу, но если у людей денег нет, то вырастет только задолженность, а не собираемость налогов. И что с этим долгами потом делать?

Проводить мероприятия по сбору недоимки – то есть взысканию задолженности – стоит определённых денег. Это не бесплатно. И, соответственно, возникает вопрос окупаемости таких действий. Как правило, они убыточны, то есть на их проведение тратится больше денег, чем приобретается. Ведь они проводятся против должников – тех, у кого денег нет. Что с них взять? Вещи? И куда их девать, кто их купит? Уже существуют данные о том, что стоимость хранения такого конфискованного имущества значительно превышает выручку от их реализации. Действительно, кому нужен старый холодильник или стиральная машина, кто будет это покупать, когда в магазине можно приобрести новое (да и то никто не берёт)? Всё это старьё лежит на складах, никому не нужное, занимает место, и за его хранение нужно платить – в итоге одни расходы и никакой прибыли.

Теоретически, можно заняться конфискацией жилья должников. Но если это будут единичные случаи, то в масштабах страны это ничего не изменит, только вырастет недовольство населения. А если начать широкую кампанию, то это чревато социальным взрывом. Массовое выселение людей на улицу – это что-то невообразимое. Рукотворная социальная катастрофа. При существующем шатком положении и слабых возможностях режима он на это не пойдёт.

Кроме того, возникнут технические вопросы: куда затем девать выселенных людей и кому продать высвободившееся жильё? Богатых людей жильё такого класса не интересует. А у остальных нет денег, они могут купить разве что задёшево. Но в таком случае у них вскоре тоже образуется задолженность – ведь они потратят на приобретение жилья последние деньги. В результате, положение – в смысле собираемости налогов – останется прежним, а напряжение в стране вырастет.

Миллионы нищих, ограбленных людей – причём семей – невозможно игнорировать. Нужно будет как-то это объяснять и что-то с этим делать. Но что и как? Сделать как раньше: объявить их врагами народа и отправить в ГУЛАГ (нынешний ФСИН)? На каком основании? Понадобится ведь придумать, почему огромное количество людей вдруг стало врагами. При том, что все прекрасно будут понимать, что причина в конфискации жилья. Да и какой от этого толк? Выгоды правящей верхушке такая операция не принесёт, наоборот, потребуются дополнительные расходы, которые никогда не окупятся. Ситуация в стране от этого не улучшится.

Собрать всех, увезти в Сибирь и уморить голодом? Но уменьшение численности населения – это ослабление самого режима. На кого ему опираться после этого? Реакцию остального населения и окружающих стран тоже не помешает учесть. Если сейчас многие люди легко верят, что страна окружена врагами, то после таких репрессий ни у кого не останется сомнений, кто является врагом народа. И тогда окружающие страны будут восприниматься союзниками и даже спасителями – тот же Китай, например. И, конечно, постараются этим воспользоваться, кому надо.

Поэтому понятно, что такое решение слишком радикально и опасно. Значит, остаётся увеличивать размеры обязательных платежей, налогов, сборов до тех пор, пока у населения не кончатся деньги, и затем накапливать задолженность, которая никогда не будет погашена.

Но это всё равно тупик: население не будет покорно терпеть до конца. Когда кончатся деньги и возникнет проблема выживания, вопрос платежей в бюджет отпадёт сам собой: никто ничего платить не будет. А на самом деле даже раньше – поскольку существуют естественные пределы собираемости налогов: когда суммы налогов превышают определённую величину, собираемость падает. Это проверено на опыте разных стран, в том числе и в России, в 90-е годы. И если сегодняшнее правительство этого не помнит, то ему придётся повторить этот урок».

Вы можете пролистать до конца и оставить комментарий. Уведомления сейчас отключены.